Россия – США – Иран: ядерное жонглирование
Written by Eric Walberg    Friday, 04 June 2010 02:51    PDF Print E-mail

Бразилия обвинила США в двойных стандартах.  Турция в четверг заявила, что отказ от сделки с Ираном, которой предусматривается отправка Тегераном примерно половины его запасов низкообогащенного урана в Турцию в обмен на подходящий для исследовательских и медицинских целей уран более высокой концентрации, является "неразумным" шагом. Анкара подчеркнула, что стремление США протолкнуть новые санкции против Тегерана создает "абсурдную ситуацию". "Тем, кто выступает за это, надо сначала ликвидировать ядерное оружие в своей собственной стране; поступив так, они принесут благую весть всему человечеству", - заявил турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, выступая на конференции ООН в Рио-де-Жанейро.

А теперь настала очередь Ирана обвинять Россию, пусть и весьма вежливо, в двойных стандартах.

Спикер иранского парламента Али Лариджани (Ali Larijani) заявил в субботу: "Россия всегда старалась делать так, чтобы события, особенно в ядерной сфере, развивались в соответствии с ее собственными интересами". Лариджани добавил: "Что касается России, то здесь мы должны учитывать два момента: первый – что это наш сосед, и второй – что у нее определенно есть общие интересы с Ираном".

Иранское правительство "удивлено" тем, что Россия согласилась с американским предложением о введении более жесткого эмбарго, дабы наказать Иран за реализуемую им ядерную программу. Об этом заявил на прошлой неделе журналистам посол Ирана в России Махмуд Реза Саджади (Mahmoud-Reza Sajjadi). На самом деле, ставшее сенсацией согласие Ирана на предложение Турции и Бразилии (а оно практически идентично предложению США и МАГАТЭ, выдвинутому семь месяцев назад), которое прозвучало буквально в последнюю минуту, имело целью предвосхитить именно такое развитие событий.

В то же время,  старший советник Обамы по российским делам Майкл Макфол (Michael McFaul) самоуверенно заявил на прошлой неделе в Москве репортерам, что поддержка России введению санкций остается неизменной. "Мы считаем, что это конкретное достижение в перезагрузке отношений с Россией", - сказал он, отметив, что причина "успеха" это стремление Обамы начать с Россией все по-новому после периода непростых взаимоотношений во время правления Буша.

Иранский министр иностранных дел Манучехр Моттаки (Manouchehr Mottaki) позвонил своему российскому коллеге Сергею Лаврову, который сказал ему, что Россия всегда готова "содействовать продвижению иранских ядерных переговоров и помогать в разблокировании противостояния с Западом" в поисках "приемлемых дипломатических и политических решений". Лавров также заверил иранского министра, что "Россия будет активно поддерживать схему, предложенную Бразилией и Турцией".

Кому же верить? Что это – "да" или "нет"? Тут дело намного сложнее. У обеих сторон есть свои вопросы и претензии. Русские спрашивают, почему Иран не согласился на предложение МАГАТЭ в прошлом году, что помогло бы предотвратить последовавшее затем балансирование на грани войны.

Что касается Ирана, то он раздосадован задержками в запуске иранской атомной электростанции и неисполнением контракта на поставку систем ПВО С-300, которые крайне необходимы Ирану для защиты от израильско-американского воздушного нападения.

Причина понятна: очень мощное давление США на Россию. Но - о чудо! - как только Россия согласилась на прошлой неделе на новый пакет санкций, Соединенные Штаты заявили, что не будут препятствовать поставкам С-300. Еще одним пряником для России стал визит Макфола в Москву и заявление госдепартамента о том, что он отменяет санкции против российской государственной компании по торговле оружием и еще против трех российских компаний, обвиненных в оказании помощи Ирану в его попытках создать ядерное оружие.

Вот в чем смысл замечания Лариджани по поводу интересов России. Но факт остается фактом: российские компании подверглись карательным мерам за то, что поставляли ядерные технологии именно в Иран, а также планировали поставку в эту страну современных комплексов ПВО. Безусловно, все это полностью соответствовало интересам и самого Ирана тоже.

Президенту Махмуду Ахмадинежаду все это очевидно надоело, когда он потребовал от Москвы воздержаться от "создания ситуации, которая может заставить иранский народ поставить Россию в ряды своих исторических врагов". И тем не менее, прежде чем сжигать мосты, ему следует задуматься вот о чем: согласие Вашингтона на продажу Россией ракет С-300 и отмена санкций против сотрудничающих с Тегераном компаний - это на самом деле хорошие новости, поскольку они показывают, что Соединенные Штаты в действительности не намерены бомбить Иран.

"Для России неразумно отказываться от выполнения своих обязательств", - раздраженно заявил в Москве Саджади. Россия теряет "экономические и политические дивиденды, а также утрачивает доверие других покупателей ее вооружений. Министр энергетики России Сергей Шматко заверил посла, что Бушерская АЭС будет введена в строй этим летом. У сотрудничества Ирана с Россией в ядерной области "светлое будущее", а российским компаниям будет отдаваться приоритет, если стороны договорятся о строительстве новых реакторов в Бушере, пообещал Саджади. "По поводу военного сотрудничества у меня такого оптимизма нет", - жестко сказал посол, отметив, что задержка с поставкой систем С-300 "негативно влияет" на иранское общественное мнение. Иран будет действовать "более осторожно" при заключении новых соглашений с Россией на поставку вооружений, добавил Саджади.

Однако, если сделка с участием Бразилии, Турции и Ирана законна, Россия поддержит ее и поставит ракеты С-300, даже если санкции будут введены. Это тот пряник, который Россия протягивает Ирану руками Лаврова. Да, Россия во всем этом старается наилучшим образом соблюсти собственные интересы; однако главное здесь в отношении Тегерана заключается в том, что американо-израильское нападение на Иран для Москвы неприемлемо. И (может, благодаря России?) Вашингтон также уже не рассматривает такие возможности. Так или иначе, санкции, названные бывшим госсекретарем Колином Пауэллом в любом случае бесполезными, распадутся на части, если план "Бразилия-Турция-Иран" будет осуществлен.

Совершенно понятно, что именно Лавров сказал Моттаки, который в понедельник решил даже немного пошутить по поводу США. "Мы должны дать им немного времени, чтобы они отошли от первоначального шока", - сказал министр, а затем выразил надежду, что венская группа в составе США, Франции, России и МАГАТЭ придет к "рациональному" решению относительно гражданской ядерной программы Ирана.

Ричард Фолк (Richard Falk) утверждает, что цель этой попытки - отменить и аннулировать иранскую сделку -  заключается в изгнании пронырливых бразильских и турецких злоумышленников с геополитического игрового поля". Он указывает пальцем в основном  на США, но уклончивость России также говорит о том, что и она защищает свой статус большой шишки. Настоящей проверкой ее намерений станет то, сумеет ли она уравновесить свое стремление утихомирить Вашингтон, не поставив при этом под угрозу успех сделки "Бразилия-Турция-Иран". Фолк называет это "новым геополитическим ландшафтом, в котором страны глобального Юга начинают действовать как субъекты в написанных Севером сценариях, не довольствуясь больше ролью объектов".

На самом деле, американо-иранское противостояние свидетельствует о реальном конфликте – между империей и национальным суверенитетом. Об этом же свидетельствует и американо-российское противостояние в вопросе расширения НАТО и создания баз на российских границах. Но борьба против "нового мирового порядка" Вашингтона это по-прежнему бешеная пляска со смертью. Прежде всего, это касается полных осечек и оплошностей отношений США и России, что заставляет нас нервно хвататься за подлокотники.

Главное сейчас - довести этот страшный танец до мирного конца и выйти навстречу тому, что Фолк называет "реальным новым мировым порядком".

http://www.inosmi.ru/asia/20100604/160373868.html

 

 

 

Eric Walberg


'Connect with Eric on Facebook or Twitter'

Canadian Eric Walberg is known worldwide as a journalist specializing in the Middle East, Central Asia and Russia. A graduate of University of Toronto and Cambridge in economics, he has been writing on East-West relations since the 1980s.

He has lived in both the Soviet Union and Russia, and then Uzbekistan, as a UN adviser, writer, translator and lecturer. Presently a writer for the foremost Cairo newspaper, Al Ahram, he is also a regular contributor to Counterpunch, Dissident Voice, Global Research, Al-Jazeerah and Turkish Weekly, and is a commentator on Voice of the Cape radio.