Ближневосточная дилемма России
Written by Эрик Уолберг (Eric Walberg)    Thursday, 17 November 2011 17:28    PDF Print E-mail

Арабская весна переходит в осень, и русские снова задают себе вопрос о том, надо ли следовать политике под лозунгом «Не можешь их победить, присоединяйся к ним».

Падение Муаммара Каддафи дело решенное, причем решенное с благословения ООН, хотя там было много сомнений, а Россия и Китай пусть запоздало, но выступили против этого решения. Сейчас российские политики думают о том, не могло ли их якобы принципиальное осуждение смены режима в Ливии при поддержке Запада быть не просто дон-кихотством, но и откровенной глупостью.

Новое правительство в Триполи опровергает сообщения о том, что министр информации Переходного национального совета при посредничестве катарского правительства подписал в марте тайное соглашение с Францией, по которому французские компании будут контролировать более трети нефтедобычи в Ливии. Это является  платой за то, что Париж с самого начала стойко поддерживал повстанцев. Однако, хотя Россия на прошлой неделе признала ПНС, Абдельджалиль Майуф (Abdeljalil Mayouf), отвечающий за информацию в компании повстанцев Arabian Gulf Oil Company, выступил с предупреждением: «У нас нет проблем с западными странами, с итальянскими, французскими и британскими компаниями. Но у нас могут быть некоторые политические проблемы с Россией, Китаем и Бразилией».

Неминуемая судьба Каддафи подталкивает теперь Запад к свержению Башара аль-Асада в Сирии. Франция открыто вооружает и организует тамошних повстанцев, а с пятницы вступил в силу европейский бойкот сирийской нефти. Это может иметь более разрушительные последствия, нежели проведение диссидентских конференций в Париже, поскольку почти вся сирийская нефть, дающая Дамаску треть экспортных доходов, идет в Европу.

Сейчас чрезвычайно остро стоит следующий вопрос: «Должна ли Россия примкнуть к планам Запада на Ближнем Востоке?» Должна ли она «усвоить ошибки», допущенные в Ливии, и немедленно «слить» Асада, какими бы ни были тенденции развития внутренней ситуации в Ливии? Сейчас идет горячее обсуждение отношения России к арабской весне. Многие критикуют Запад за его махинации, но многие также обеспокоены тем, что Россия проиграет, если будет стоять в стороне.

Два этих лагеря представляют два полюса в постсоветском мышлении в России: евразийцы против атлантистов. Первые пытаются поставить Россию в центр самостоятельной антизападной коалиции. Вторые рады поднять руки вверх и уступить гегемонии Запада, которая характерна для постмодернистского имперского порядка, появившегося после распада Советского Союза.

За обеими системами взглядов в России стоят мощные и влиятельные силы. Энтузиаст атлантизма президент Дмитрий Медведев несет ответственность за успешное принятие резолюции ООН 1973, которая позволила НАТО бомбить Ливию. В марте он поборол широкую российскую оппозицию, в том числе, со стороны премьер-министра Владимира Путина, который осудил западное вторжение, назвав его новым крестовым походом. Медведеву пришлось уволить российского посла в Ливии Владимира Чамова, когда тот встал на сторону Путина. Теперь же Медведев предупреждает Асада о «печальной судьбе», если тот продолжит свою кампанию против оппозиции.

Те, кто хотят присоединиться к планам Запада, жалуются на то, что в Ливии «Татнефти» и «Газпромнефти» пришлось отказаться от своих проектов. «У нас не останется ничего; ливийский нефтяной рынок перейдет к итальянской ENI. После нее придут американские и европейские компании», - жалуется аналитик из Уралсиба Алексей Кокин. Новое правительство в Триполи, похоже, также пересматривает контракт с РЖД на строительство 550-километровой скоростной железной дороги из Сирта в Бенгази.

Ливия далеко, да она никогда особо и не была союзницей Советского Союза и России. Но вот в Сирии российские ставки в области экономики и безопасности намного выше. Сирия не только является одним из крупнейших покупателей российского оружия со стоимостью действующих и планируемых контрактов в 10 миллиардов долларов. Режим Асада также важный партнер России в сфере безопасности на Ближнем Востоке. Российскому военно-морскому флоту нужны сирийские порты, чтобы действовать в Средиземном море и в Персидском заливе.

Представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин поднимает на смех идею о том, что Запад, вторгаясь в Ливию, руководствовался альтруистскими мотивами. Он заявил 2 сентября EUobserver, что опыт Ливии показывает намерение НАТО продвигаться в направлении южных российских рубежей. Хотя Рогозин доволен тем, что Североатлантический альянс прекратил расширение в восточном направлении, он заявляет: «Мы не можем верить тому, что НАТО не превысит свой мандат, и что бомбы НАТО не начнут падать на Дамаск».

Касаясь предложенной ООН резолюции против Сирии, российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал: «Это призыв к повторению ливийского сценария. Страны БРИКС этого не допустят». Русские не сомневаются в том, что в будущем в Сирии неизбежны честные выборы, и Лавров отмечает: «Считаем, что подстрекать определенные силы внутри оппозиции к бойкоту такого диалога - опасный путь». России не хочется быть свидетельницей очередной инспирированной Западом гражданской войны и вторжения, ведущего к смене режима. На сегодняшний день евразийцы в этой стране одерживают верх.

В основе дебатов атлантистов и евразийцев лежит судьба всего западного проекта по трансформации Ближнего Востока, который осуществляется с 1980-х годов с началом усиления неоконов. Этот план предусматривал создание в регионе контролируемого хаоса, формирование там группы слабых мини-государств, что было бы выгодно сильному Израилю. Одед Инон (Oded Yinon) в своей «Стратегии Израиля в 1980-х» предложил проведение политики по принципу «разделяй и властвуй». Лидер «Хезболлы» Хасан Насралла назвал в 2007 году целью политики Израиля создание «региона, расчлененного на этнические и конфессиональные государства, которые действуют заодно друг с другом. Таков новый Ближний Восток».

Но учитывая беды и ужасы такой политики, проводимой с 2000 года, острейший вопрос для российских политических деятелей заключается скорее не в том, следует ли Москве присоединяться к западным планам по Ближнему Востоку, а в том, удастся ли Западу осуществить эти планы, и есть ли у России силы, чтобы повлиять на них.

Здесь на первый план выходят Ирак и Афганистан. Аналитик Russia Profile Александр Строканов опасается, что «впереди ливийский народ ждет настоящая война и еще более ужасные страдания». Он предупреждает, что оружие из арсенала Каддафи может оказаться в руках у террористов. И США, и ЕС не в том положении, чтобы втягиваться в очередной проект «национально-государственного строительства». В любом случае, новому правительству Ливии придется доказывать своему исключительно гордому народу, что оно не зависит ни от каких иностранных держав.

До независимости Ливии Италия и Британия проводили там жестокую колониальную политику, но у России такого имперского багажа нет. Российские представители на протяжении всего противостоянии в Ливии встречались с обеими сторонами, ведя переговоры о прекращении огня, и им нечего стыдиться. Если это утешит Кокина, то следует сказать, что даже самая активная поддержка Россией наглой имперской авантюры по свержению Каддафи вряд ли принесет какую-то пользу «Татнефти» и РЖД.

Сейчас уже становится ясно, что «арабская весна» была не такой уж и спонтанной, как казалось раньше. Хотя режимы во всем этом регионе действительно были коррумпированными и диктаторскими, Запад их поддерживал. Но он поддерживал и оппозицию.

Важный момент наступил, когда на эти режимы начали смотреть как на просроченные. А когда в 2000 году к власти пришли неоконы, и Национальный консультативный комитет при президенте увидел на горизонте «новый Перл-Харбор», появилась возможность для реализации плана Инона по созданию динамичного хаоса на Ближнем Востоке. Это довольно жутко, но «арабская весна» является естественным заключением войн в Афганистане и Ираке. Типа «Не можешь их победить, присоединяйся к ним» - в американском стиле.

Сегодня она принимает различные формы. Зин эль-Абидин бен Али получил пинок под зад в Тунисе. Хосни Мубарак в Египте получил пару наручников. Али Абдалла Салех получил ожоги на лице. Каддафи грозит убийство, а что ждет Асада, не знает никто. Единственные, кто никак не пострадал, это шейхи из Персидского залива и короли Марокко и Иордании, которые настолько угодливы, что стоит их похлопать по плечу, как они побегут выполнять указания Вашингтона. Ах, да, президент Алжира Абдель Азиз Бутефлика пока держится. Но даже неоконы не осмеливаются свергнуть его и снова растравить раны гражданской войны 1990-х годов.

Я ни в коем случае не хочу порочить революционеров всего этого региона или умалять их героическую борьбу за независимость вопреки действиям западных интриганов. Среди выдающихся новых лидеров есть руководители из «Братьев-мусульман», такие как тунисец Рашид Ганнуши (Rachid Ghannouchi) или египтянин Эссам аль-Эриан (Essam al-Erian). Их популярные партии «Возрождение» и «Свобода и справедливость Египта» должны получить большое количество голосов на предстоящих выборах, и они империалистам никак не нужны. Кроме того, в Тунисе (так в тексте – прим. перев.) есть военный лидер повстанцев Абдулла Хаким Белхадж (Abdullah Hakim Belhaj), который планирует привлечь Соединенные Штаты к суду за то, что его пытали, а затем выдали Ливии. В регионе мало светских героев, которые могут посоперничать с давно страдающими исламистами.

Войны неоконов 2000-х годов стали стальным кулаком для подчинения ислама: убить миллионы и терроризировать выживших. Но они также стали катастрофой, превратившей США в изгоя. Бесконечные войны Израиля против Ливана и Палестины также превратили его в парию во всем мире. Поэтому вариант с войнами уже неосуществим.

Россию помнят во всем регионе как преемницу Советского Союза, боровшегося с сионизмом. Сейчас у нее появляется шанс обрести прочный и долговременный авторитет и доверие в качестве принципиального партнера не только стран Ближнего Востока, но и всех неприсоединившихся государств, в связи с чем ей нужно стойко противостоять империалистам, расстраивая их планы.

http://inosmi.ru/asia/20110912/174564302.html

 

Eric Walberg


'Connect with Eric on Facebook or Twitter'

Canadian Eric Walberg is known worldwide as a journalist specializing in the Middle East, Central Asia and Russia. A graduate of University of Toronto and Cambridge in economics, he has been writing on East-West relations since the 1980s.

He has lived in both the Soviet Union and Russia, and then Uzbekistan, as a UN adviser, writer, translator and lecturer. Presently a writer for the foremost Cairo newspaper, Al Ahram, he is also a regular contributor to Counterpunch, Dissident Voice, Global Research, Al-Jazeerah and Turkish Weekly, and is a commentator on Voice of the Cape radio.