A+ R A-

НАТО и Третья Большая игра

E-mail Print PDF

"Постмодерн империализм: Геополитика и Большие Игры"

Отрывок из главы 2

Выдвинутая цель НАТО в начале Третьей Большой Игры изложенная в концепции стратегии в 1991 и 1999 годах, ещё выделяла безопасность в евроатлантическом фокусе, но уже переходя к сотрудничеству в рамках стратегии за пределами данной территории. Текущая концепция стратегии была принята в ноябре 2010 года, подтверждая новую глобальную роль НАТО, которая излагала, что альянс будет защищать свои государства-члены от экстремизма, распространение ядерного оружия, кибератак и атак на энергетическую инфраструктуру, включая трубопроводы, для чего необходимы силы быстрого реагирования по всему миру. «Защита нашей территории и наших граждан в дальнейшем будет осуществляться за пределами границ государства. Угрозы могут возникать из Кандагара или из киберпространства… Как следствие, НАТО должна расширить сотрудничество по всему миру и привлекать больше участников».

Сдвиг от умеренной роли Второй Большой Игры к новой глобальной роли в Третьей обусловлен событиями 11 сентября, когда впервые НАТО стала взывать к статье 5 о коллективной самообороне. Хотя и неохотно, но большинство членов НАТО всё же приняло участие в оккупации Афганистана и Ирака, и остаётся, по крайней мере, на бумаге,  приверженными новой амбициозной концепции стратегии НАТО, несмотря на непопулярность войн во всех странах, включая сами США.
Расширение НАТО происходило на восток (вопиющие нарушения обещания США Горбачёву в 1990) и на юг, включая:
- Новых членов: Венгрия, Чехия, Польша в 1999 году; Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения в 2004 году; Хорватия и Албания в 2009 году, доводя общее число до 28 стран;
- 22 проекта Партнёрство ради мира в Восточной Европе и странах бывшего Советского Союза в 1991 г.;
-Средиземноморский диалог (Египет, Алжир, Иордан, Мавритания, Тунис, Марокко, Израиль) в 1994 г.;
- Совет Евро-Атлантического Сотрудничества для управления связями  между старнами НАТО, бывшим социалистическим блоком и бывшими советскими республиками в 1991 г.;
- Стамбульская  инициатива о сотрудничестве - попытка милитаризировать средиземноморский диалог и совет сотрудничества арабских государств Персидского залива  (Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и Объединённые Арабские Эмираты) в 2004 г.
- Франция вернулась к полноценному членству в 2009 году спустя 4 десятилетия.
С окончанием холодной войны и роспуском организации варшавского договора в  1991 г., реальная роль НАТО в империи США стала более понятной, - вместо роспуска она расширилась, окружая вместе с армией США большую часть мира, даже со специальными консультативными отношениями с Россией, через Совет Россия-НАТО, созданный в 1998 г. Это стало символом военного имперского присутствия в мире, которое быстро расширялось в ответ на нужды США вмешаться туда, где не будет ООН, - в Югославию, Афганистан, Ирак и сейчас в Ливию. В апреле 2003 года НАТО согласилась взять на себя командование Международными силами содействия безопасности (ISAF) в Афганистане, что было впервые в истории НАТО – браться за миссию, находящуюся за пределами евроатлантической зоны.  ISAF сейчас включает военнослужащих из 46 стран. В 2004 году в Ираке — была сформирована обучающая миссия НАТО  (NMT-I) в качестве платформы для подготовки сил безопасности.
Это переопределение предположительно пассивной оборонной группировки в игрока со своими правилами в третьей Большой Игре является таким же важным, как и изменение самой игры. Господство доллара, создание Израиля и союз с исламистами главный инструмент продвижения Второй Большой игры сменилось на то, что Диана Джонстоун охарактеризовала в словах: «Как только Пентагон восстановил Государственный Департамент, НАТО само по себе стало использоваться США в качестве возможной замены ООН». Завоевание мира США становится «крестовым походом мировых «демократий» для распространения их просвещённого политического порядка на остальной непокорный мир», несмотря на мнение ООН, ЕС и правительств стран-членов НАТО. Это, возможно, именно то, что было на уме у Макиндера, когда он предполагал трансформировать империю в содружество - группу одинаково мыслящих стран под непреодолимой политической и военной властью империи, которая контролирует мир по завету этой империи.
НАТО с силами быстрого реагирования в 2003 году запустила новые проекты в качестве нейтральных способов формирования поддержки по всему миру для атаки на любое государство, которого США посчитают за врага (то, что они не смели делать так открыто против Советского Союза). Общественное оправдание состояли в «обеспечении безопасности, на которую опирается наше экономическое процветание». В менее наивной форме президент Германии Хорст Кёлер отстаивал размещение войск своей страны в Афганистане: «в чрезвычайных военных вторжениях необходимо поддержать наши интересы, как например свободные торговые пути, предотвращение региональной нестабильности, которая может иметь негативное влияние на наши возможности в торговле, рабочих местах и получении прибыли».
Система противоракетной обороны НАТО, претендующая на защиту Европы от  государств-изгоев, также является предлогом для системы противоракетной обороны США, в качестве способа перераспределения затрат, - пока США обеспечивает эффективный контроль, главной системой являются США, система НАТО - всего лишь ее часть. Когда Генеральный секретарь НАТО Андрес Расмуссен заявлял о противоракетной обороне, он ссылался на развязывание ядерной войны Ираном с Европой, но в действительности он подразумевал, что, если США начнет войну против Ирана, система ракет-перехватчиков сможет предотвратить  успешный ответный удар. Даже президент России Дмитрий Медведев согласился участвовать в такой «европейской» системе противоракетной обороны на саммите НАТО в 2010, когда первый раз в истории президент России посетил саммит НАТО.
Арабская весна 2011 года обеспечило новую стратегию для НАТО, которой была делегирована задача по контролю над бесполётной зоной над Ливией для того, чтобы выбить Каддафи. Необходимость продвижения на Восток, угрожающее всё больше и больше уступчивой России, заинтересованной в укреплении своих интересов в ближнем зарубежье, стихла, по крайней мере, на время. Основа для превращения Средиземного моря в mare nostrum была положена в 2008 году Средиземноморским союзом, поддерживаемым ЕС Саркози, основанном на Средиземноморском диалоге (1994 г.) . Возможность привнести военную изюминку к Средиземноморскому союзу, который был лишь неопределённым клубом, появилась с призывом ливийских повстанцев. Этот сдвиг имеет значение как для Европы, так и для США. Афганистан – это недостижимая цель, и вскоре он будет оставлен. Гораздо рациональнее вкладывать деньги и усилия в средиземноморский регион, укреплять Израиль и (возможно) втянуть Ирак в новую версию Второй большой игры с шансами на успех. Африканское командование вооружённых сил США (AFRICOM), новая сила в структуре военного командования США будет более чем рада помочь в этой проблеме.

Search

Connect with Eric Walberg


'Connect with Eric on Facebook or Twitter'

Canadian Eric Walberg is known worldwide as a journalist specializing in the Middle East, Central Asia and Russia. A graduate of University of Toronto and Cambridge in economics, he has been writing on East-West relations since the 1980s.

He has lived in both the Soviet Union and Russia, and then Uzbekistan, as a UN adviser, writer, translator and lecturer. Presently a writer for the foremost Cairo newspaper, Al Ahram, he is also a regular contributor to Counterpunch, Dissident Voice, Global Research, Al-Jazeerah and Turkish Weekly, and is a commentator on Voice of the Cape radio.

Purchase Eric Walberg's Books